Рыжая

Музыкальные эмоции

В один момент я задумалась, как было бы круто иметь ресурс наподобие инстаграма, но только для музыки. Чтоб выкладывать треки под настроение. С описаниями или без. Но что-то такое бесконечно важное. Их таких море внутри меня.

Потом вдруг оказалось, что ныне санкционный мессенджер подходит для этого идеально. Поэтому все мои музыкальные эмоции уже некоторое время там.

Я подумала, вдруг это интересно - https://t.me/thesoundin. Там уже накопилось.

Рыжая

(no subject)

В разговоре с одним из великолепнейших друзей-музыкантов вспоминаю про ещё одного из наших общих знакомых.

- А Т. сейчас где-нибудь играет? - спрашиваю.
- Ты знаешь, он такой хороший программист, пользуется такой популярностью, что для музыки у него времени не остаётся.
- Жаль...
- Да ты знаешь, если бы я столько зарабатывал, я бы тоже музыкой не занимался)
- Ну а как же творчество, как же душа?
- Ой, да это всё для неудачников... :)


Повторюсь, волшебнейший, талантливейший музыкант))))
Рыжая

(no subject)

Это случилось несколько лет назад. Совсем недавно считала: три с половиной года. А кажется иногда, что уже не одна жизнь прошла с тех пор.

Мой друг давал концерт и уезжал в другой город. Как сейчас помню: я обнимаю его после выступления и что-то говорию о том времени, когда он приедет. Проходит пару недель, и я начинаю беспокоиться, что он задерживается. Спрашиваю в письме, когда же он вернется, на что он мало того что отвечает "никогда", так ещё и говорит о том, что изначально планировал так. И я понимаю, что тот момент, когда я обнимала его, чтобы поблагодарить за чудесные стихи, я обнимала его последний раз в нашем городе. И он знал об этом. А я нет. Во мне разрослось такое отчаяние, такая обида, такая боль... Ведь если бы я знала, что это будут мои последние с ним объятия, всё было бы совсем иначе. Возможно, не внешне - внутри точно.

Я помню, как тогда это ударило по мне. Как я рыдала три дня без остановки. Как уехала на свадьбу к другу и всё скиталась в одиночестве по нижегородским полям, не умея избавиться от мысли, почему всё именно так.

Со временем, конечно, всё улеглось. Я не раз навещала своего друга в другом городе, а затем он и вовсе вернулся...

И сейчас происходит что-то до боли похожее. Ещё один, назовём его "друг", скажем так, "уезжает".

Меня это снова разрывает на куски. Лишь с одной разницей: на этот раз я знаю о его отъезде. И сейчас, когда будут наши, возможно, последние объятия, я буду знать об этом.

Возможно, и этот "друг" однажды вернётся... Но сейчас, не представляя, как сложится дальше, я постараюсь сделать всё, чтобы этот вечер был особенным. Я постараюсь запомнить всё в деталях и раствориться в происходящем... И если это "всё", я буду рядом в этот момент.
Это удивительно, что у меня есть эта возможность. Больно, но удивительно.
Спасибо.
Я буду верить, что, сколько бы ни прошло времени, шанс встретиться снова у нас всё же есть.
Розовое счастье

Музыка августа

Я вернулась с совершенно другого концерта, но написать хочется именно о тех, что были месяц назад. О том. О самом важном. Я бы сказала, это о начале и финале Исландии.

Я помню, как аж шесть лет назад стояла у сцены клуба, прижав руки к груди, и пела: "Я хочу берегами, небом и облаками тебя ... Исландия..." Тогда я сняла своё первое видео, свой первый клип. Именно для того, чтоб попасть в Исландию с группой Instrumenti. И я стояла у сцены, слушала Рейкьявик и до дрожи в коленях молила Вселенную об Исландии... А потом пришли охранники клуба, вырубили электричество музыкантам, нахамили зрителям... И конкурс-то я не выиграла. Но зато начала делать то, к чему уже долгое время меня так тянуло. А после первого опыта всё стало возможным.

Прошло много лет. Я сняла много клипов. И съездила в Исландию.
И хоть уже в первые дни стало ясно, что там я не в последний раз, по приезде чувствовалась необходимость поставить какую-то точку. И сомнений, конечно же, не было.

Я подговорила наших ребят устроить автепати не в холодильнике и не в супермаркете, как мы шутили, а символично на концерте Рейкьявика.

Какими-то неведомыми путями я приехала в Москву накануне, и как давай ходить на все концерты, на которые всё лето я не ходила.

Сначала был Veter Summer Fest.
Начали Dezery, где вокалист очень смешно танцевал и иногда не попадал в ноты, но не смотря на это, звучали они очень хорошо. За барабанами был лютый чувак, который, казалось, был не в курсе, что они играют вполне лёгкую музыку, и так тряс головой и махал палками, что оторваться было невозможно. Сегодня он приехал во Владимир играть с Бобрами и был так же лют. Даже одну песню спел. Наверное, потому мне и захотелось вспомнить те дни.
Потом были VANYN (вот неожиданность-то, да?!). И было так тепло и уютно. Кирилл, как обычно, всех развлекал перед сетом. И во время. И после. А в целом, у сцены кружили девушки в длинных юбках, танцевали дети. Всё было украшено цветами и огнями. Все улыбались друг другу... Очень счастливое чувство.

На следующий день я проснулась утром в хостеле, и первой моей мыслью было: "А в каком я ... городе?" И, пожалуй, мне это даже понравилось)
Я вышла на улицу полдесятого и за исключением времени, проведённого в ожидании новой банковской карты, весь день я шла. Жара в 32 градуса после исландских 16 была, конечно, очень сложной. Но я шла и шла. И так до маркета азиатской еды, где выступали The Neopolitans. Ну а что, подумала я, раз уж здесь, почему нет? Как-то в первый раз я выбралась увидеть их вживую. Да и слушать мне их особо не доводилось. Было непривычно видеть Антона таким тихим и спокойным и даже как-то ревниво - с другими музыкантами. Но было хорошо. Было мало зрителей, было недолгое выступление, был, на самом-то деле, какой-то так себе маркет, но The Neopolitans - хорошо. Потом вот вышли ребята, которые пытались быть экстравагантными, но у них это получалось как-то не очень, и мы поспешили отправиться (снова пешком) на Рейкьявик.

Все исландские сотоварищи разболелись. Как мы решили, "аллергия на Москву". В итоге, из девяти человек, нас ожидалось лишь четверо, и то не факт. Ленка с Женькой (которого она затянула на Неополитанс только обещаниями азиатской еды) меня привели в бар и оставили, а новые друзья всё не приходили. И здесь снова судьба сделала спираль. Точь-в-точь как в прошлом году, я уже совсем расстроилась и раскисла. Но как только Рейкьявик отыграли первую песню, пришёл Женя. И я словно вспорхнула. В коротких перерывах между песнями мы успевали перекинуться соображениями о жизни вне Исландии, а когда я шлёпнула его по плечу со словами "всё, пора идти танцевать", он не задумываясь встал и действительно начал. Я подозреваю, что Роза с Артёмом не приехали специально, но пусть это останется на их совести.

Я не знаю, что происходило в тот вечер. Толи концерт был действительно совершенно волшебным, толи во мне так засело волшебство. Но мне показалось, что это был один из лучших концертов Рейкьявика. На сцене творилось что-то великолепное. Антоны и так играли как-то особенно вдохновенно в тот вечер. Но вдруг в бар ввалилась вся толпа, что только что была на The Neopolitans. И тут они начали устраивать безумие! Вместо Рейкьявика на сцене оказались Indiana Project, и поигравшие, и попризнававшиеся в любви парням. Потом, на одной из песен Рейкьявика на сцену выскочил Севан, только что игравший на кахоне в Неополитанс, начал оттаскивать в сторону барабаны, стоявшие грудой на сцене и, в итоге, показал отличное знание партии барабанов, играя лишь на томе и малом, который он вручил ещё какому-то чуваку в руки. Отыграв одну песню, он уже было ушёл, но вернулся с криком "А можно ещё одну?!"
"Ты уже хочешь его себе в группу?" - отследила я Женин взгляд. "А можно с ним как-нибудь потом будет познакомиться?.." И ведь я и правда потом как-то с ним познакомилась - в те дни я, совсем того не ожидая и даже не желая, перезнакомилась со всеми, кто играл передо мной.

Больше всего, как за себя, я всегда радуюсь, когда кто-то, кто пришёл со мной, проникается музыкой ребят. Это только Ленкин Женя считает, что я вожу его на очень странные тусовки. А в тот вечер мой друг искренне танцевал, хлопал и восхищался Рейкьявиком. И это было отдельным удовольствием. А потом произошло что-то совсем сказочное и трогательное.
"А давай сыграем для Киры ту самую песню..." - и Антон начинает рассказывать всем, что я была в Исландии и привезла им камни, магму с того самого вулкана Эйяфьятлайокюдль (да-да, пришлось подкупить ребят, на самом деле)... И они играют "Исландию". И я снова, как много лет назад, прижимаю ладони к груди. Но теперь это не мольба - это благодарность. Ребятам, Исландии, судьбе и Вселенной. И у меня перед глазами пролетают все концерты Рейкьявика, когда они пели её. Когда я пела с ними и ждала. Ждала и верила. И сейчас я совершенно точно знаю - стоило ждать. Стоило ждать столько лет.

Это невозможно объяснить. Но я совершенно точно знаю: лишь сейчас все линии судьбы сошлись идеальными образом, лишь сейчас всё сработало. Завершился огромный (аж семилетний) период моей жизни. И теперь всё вышло на новый уровень. Исландия всё расставила по местам. "Исландия" стала той точкой, что запустила отсчёт нового.

Иное мироощущение, иное ощущения себя, иные отношения с людьми. Я иду по улице и вдруг замечаю, что мне не приходится выпрямлять спину - она и так ровная, лишь из-за какой-то внутренней уверенности, внутреннего света. И то, что я говорю и делаю - такое же прямое и уверенное. Я не расстраиваюсь, когда что-то не получается, лишь продолжаю. Без сожаления отступаю, чтобы снова начать, когда придет время. Спокойно и мягко отношусь к тем, кто отчаялся и пытается утащить меня за собой. Не прилагая усилий отбиваюсь от тех, кто пытается задавить меня своим мнением.
Я вижу дорогу и стараюсь пройти по ней как можно дальше, пока снова не стемнеет. Стемнеет обязательно, но я уже буду чуть дальше, чем могла.

Удивительно. Но это всё ещё история об одном концерте.
Рыжая

Алтай. 12, 13

Мы четыре часа ходили на лошадях.
Я была одной из немногих, кто сел на лошадь не впервые. Полтора года назад это была упрямая кобылка, которая отлично понимала, что я человек неопытный, поэтому вела себя как ей вздумается. Это был всего час, но зато по гололёду.
Сегодня мне достался конь Угрюмый. Большой светло-серый в крапину. Угрюмый берёт в попутчики не всех, мужчин не берёт вовсе. Инструктор Дима некоторое время представлял нас друг другу, после чего разрешил подняться.
Угрюмый оказался очень умным и покладистым. У нас сразу установился контакт. Я поняла, что мне стоит просто довериться коню, и он сам найдёт правильный путь. Мы забирались на скальник, мы спускались с гор - он оберегал меня, я лишь искала баланс. Удивительное чувство единения с живым существом. Большим, тёплым, мудрым и сильным. На обратном пути я уже приспособилась скакать, приподнимаясь в стременах, как крутые наездники. В итоге, ничего не отбито и ничего не болит)
На одном из скальников всем пришлось спешиваться. Встретив нас на вершине, Дима сказал, что вообще-то на Угрюмом можно было пройти и верхом. И тут начались приключения. Только я поднялась на коня, чужая неосёдланная кобыла сделала шаг назад (все происходит на обрывом), мы с ней сталкиваемся, перед нами ещё одна лошадь без наездника, я пытаюсь увести Угрюмого в сторону, тот получает копытом, встаёт на дыбы, потом на передние, лягая кобылу. Инструктора и те, кто шёл сзади меня, перепугались не на шутку. Я же, всё ещё чувствуя безграничное доверие к Угрюмому и понимая, что навредить мне задачи у него нет, спокойно осознала, что единственная моя задача - удержаться на коне. А дальше тело (спасибо йоге!) всё сделало само. Когда Угрюмый вставал на дыбы, я на автомате осталась в вертикальном положении. Когда же он делал обратное движение, я была максимально близко к нему и мне оставалось лишь покрепче ухватить его за шею. Мальчишки-инструкторы распугали лишних лошадей (да так, что Диме за своим конём пришлось по скале мчаться вниз, обгоняя всех лошадей), Андрей втащил меня обратно в седло, и мы с Угрюмым пошагали дальше. "Сильно испугалась?" - спросит меня потом Андрей. И я обнаружу, что совсем не испугалась. А с экстримом даже веселее.

Вечером мы устроили прощальную вечеринку. Конечно же, на нашем балконе) Так душевно и так просто. Казалось, болтали полночи, а на деле разошлись чуть за одиннадцать.

Очень не хотелось отпускать это всё, вот так просто перешагивать в следующий день, и я снова иду в ночи. Скоро ко мне подсел Андрей, и тут мы уже разговаривали часа два. Это так мне Андрей рассказывал какой он интроверт))

Уже одна иду в беседку. Словно скручиваю события обратно, в клубок, повторяю всё в деталях. Будто слышу голоса и чувствую потоки воздуха. Колотит так, что я не могу справиться с телом. Хлюпаю и размазываю воду по щекам. Да что такого, собственно, произошло? Ведь ничего. В это время мотыльки бьются крыльями о стёкла фонаря, и листва шуршит так, будто нашёптывает что-то.

--------

Все суетятся, собираясь в дорогу. Прощаются, обнимают друг друга. Подхожу к Мастеру - короткое объятие, ставшее чуть дольше чем для других. Столько невысказанных слов, столько сдержаных порывов.
Едва отвернувшись к окну, на меня накатывает так, что уже бессмысленно останавливать себя. И тут всё. Расставание с Алтаем. Моё разочарование в Семье, а точнее, понимание, что её и не было никогда. Моя обида на Учителя, которого я продолжаю так нежно и восхищённо любить. Неснятые ролики, которые, конечно же, так и не будут сняты. И полнейшее непонимание, смогу ли я остаться в методике, кроме которой я ничто не считаю истиной.
Рыжая

Алтай. 11

Мы закончили семинар финальной практикой пранаямы. Я вернула себе прежний уровень вакуумного втягивания живота, глубже и осознаннее почувствовала наули и довела дыхательный цикл до пропорции 20-10-20. Стоило лишь расслабиться и включить ноги - всё, как и говорил Учитель.

Мы всё ещё остаёмся здесь, но люди начинают разъезжаться. Уже уехала Наталья, вечером в поход уйдёт Оля. Мне уезжать не хочется совершенно. Я уже всем сообщила о своём намерении продать квартиру, купить лошадь, забраться в алтайскую глушь и шелушить там шишки.
На Алтае у меня всё впервые: первые горы, первый глоток воды из озера, первый перевал, первый сплав...

На сплав мы шли на рафте. Нашу компанию из восьми человек объединили с хмельной компанией походников. Столкновение двух миров в одной лодке. И если бы не бухой дядя Вова, сплав получился бы совсем идеальным. Три порога от первого до третьего уровня, несколько бочек и воронок. Не перетрудились, не замёрзли - вымокли и насмотрелись вокруг. Очень понравилось. Хочется ещё, хочется сложнее и дольше. Мы были на воде около двух часов. Мне бы хотелось на несколько дней так. Как обычно, инструкторы - просто чудесные. Всё расскажут, всем помогут. Пообещали выслать фотки. Я поражаюсь насколько люди здесь ценят природу, ценят красоту и чистоту, как уважительно относятся к тому, что их окружает и к тому, что они делают.

По дороге обратно до меня вдруг дошёл смысл слов Учителя, сказаных накануне. Я обнаружила, что он верит мне и в меня. Верит в то, что я понимаю то, что он говорит. Хотя до недавней встречи в Питере я вообще не была уверена, что он подозревает о моём существовании, и прыгала и ликовала внутри, когда краем уха услышала из его уст: "Ну что, вы уже познакомились с Кирой?"

Вечером ребята попросили провести им практику. Получилось очень мягко, гармонично и насыщенно. На горе, на ветру, с видом на Катунь, с сильной и почти понимающей группой - это ли не мечта. Не волновалась, но было важно как отреагируют ребята. Все отметили энергетику, ритм и переходы. Голос и шавасану. Но самая важная, конечно, фраза, была от Оли: "Вы, Кира, достойный ученик своего Учителя." Потом и Анатолию сказали что-то похожее, он почему-то пригрозил всем пальцем, но мне ничего не сказал. Для роста обратная связь тоже была, и именно такая, к чему я уже сама пришла. Буду меняться.

Ходили на отчетный концерт детей, у которых я вела занятие. Безбожно опоздали, провожая Олю, увидели самый конец. Детишки чудесные, мне снова захотелось танцевать. И для начала это желание мы небольшой компанией выплеснули, придя к ним на прощальную вечеринку у бассейна. Музыка была изумительная: без глупых современных треков - только лучшее, энергичное, зажигательное. Как же круто танцевать! На закате, среди подростков, не стесняясь и не обращая ни на кого внимания. Просто отпустить себя и наслаждаться...

Полвечера проболтали с ребятами о книгах и фильмах. Так чудесно находить единомышленников.
Рыжая

Алтай. 9, 10

Бросает из стороны в сторону. От лёгкости и света до такой отчаянной боли, что хоть вой.
Забираюсь в беседку поглуше и позволяю себе погрузиться в свою тьму. Наблюдать это, чувствовать. У меня с собой ни телефона, ни фотоаппарата... И тут начинается закат. Такой малиново-красный, отражающийся на длинных полосках облаков. И это то, что я не смогу никак сохранить. Лишь поймать здесь и сейчас, удержать на какое-то время и отпустить. И всё, что происходит - происходит так же.

-------

Сегодня уехала Лариса. Одна из тех, кто был очень близок. Уехала так, что мы даже попрощались с ней совершенно случайно: не заметь я её в Чемале, мы бы так и расстались, не увидевшись.

Я первый раз за пребывание здесь вылезла в интернет. Ответила на все стопятьсот сообщений и поняла, что мне аж физически плохо от этого получаса в сети. На самом деле, подобный отдых от соцсетей, как у меня здесь, - приятный бонус, а уж никак не проблема.

Я загорела и похудела. В горах у меня сгорели уши и они теперь большие и красные)
Я это почувствовала ещё вчера. А сегодня проверила - и точно. Колено - не болит. Впервые за полгода у меня не болит колено. После гор, после ежедневных длительных подъёмов к месту практики, после сидения в лотосе и закидывания ноги за голову - не болит. Конечно, подвижность и многообразие действий изменилось. Но это лишь вопрос времени, потому что сегодня я практиковала так, будто различий между моими коленями не существует.

Иногда я чувствую себя совершенно лишней. Не могу почувствовать себя частью ситуации, частью какого-то общества. Я не чувствую, себя одиночкой, но великолепно исполняю эту роль.
Но сегодня я набралась света, набралась сил и смелости и отправилась признаваться в любви Учителю. И всё пошло не так. И слова оказались не те. И всё не то. Я не знаю, почему мне так сложно общаться с ним. В том ли дело, что я так дорожу нашей связью. Или что-то действительно не так со мной. Слова и темы опять пришлось подбирать ему. Но уже даже это очень важно для меня. Словно какой-то момент жизни выпал из памяти, стал сном, подобным тому, что снились мне днём, искажая мои мысли и переживания за последние дни через какую-то очень странную призму.
Потом мы большой компанией пили чай на нашем балконе. Ребята одолевали Учителя вопросами, а он с мягкой усталой улыбкой отшучивался. Я смотрела и мне было бесконечно радостно, что я настолько ближе к нему, чем остальные. И именно поэтому я так остро чувствовала насколько я далеко, какая пропасть между нами. Я люблю его до безумия. Люблю таким трепетом, люблю таким восторгом. И мне бы так хотелось не приближаться к нему. Быть под крылом, но никогда не узнать, что он тоже человек. Но я знаю. И это рвёт моё сознание на части. Видимо, именно это и нужно. Вселенная последнее время крайне жестоко расправляется с моими кумирами, не давая мне создавать иллюзий ни о ком на свете.

История про Алтай медленно подходит к концу. Но не смотря на это, времени ещё очень много.
Рыжая

Алтай. 8, 9

Мы только вернулись из похода, а следующим вечером уже сидим в бане. "В баню ходят только с друзьями". А это значит, мы с ними уже друзья?..

На занятии работали с поперечным шпагатом. Все думают, что я сижу, хотя я считаю - нет. Но приходы от него я всё равно ловлю. Иду с занятия, походка лёгкая от бедра, мир расплывается и качает. А тут ещё баня. А из парилки в бассейн. И по заказу - дождь сверху. Напарились до какого-то экстатического состояния. Да ещё после самаконасаны.

Конечно же, не обошлось без споров о йоге. Каждый раз я поясняю и защищаю позицию Учителя. Сама поражаюсь, как я ему верю. Но каждый раз на собственном опыте я убеждаюсь в его правоте. И в то же время, я знаю, что порой говорить бесполезно и нужно просто выйти из спора.

-------

Утром убежала через полчаса работы с животом вести йогу детям танцорам. Не знаю как дети, но руководительница осталась в восторге. Даже на отдыхе не могу не преподавать)))

Ездили в Че-Чкыш. Ущелье горных духов. Великолепная Маша так рассказывала нам легенды, что я уже готова уйти в шаманизм. Ущелье очень красивое, и дорога по нему уже кажется такой лёгкой)) Видели шаман-берёзу, водопад и наскальную живопись, остров МТС)

Ребята наши просто чудесны. Девочки, с которыми я живу и общаюсь с начала нашего заезда, меня порядком притомили. Но теперь раскрываются другие. И всё наше общение пронизано искренностью и заинтересованностью. Очень бы хотелось со многими не потеряться. Но даже если и так, то хотя бы время здесь они очень украсили.

На одном из привалов Че-Чкыша я поймала добрый приветливый взгляд Учителя. Кажется, я и сама справилась со своими испытаниями. Я до сих пор не знаю, как дальше, но темнота чуть отступила.

Перебираясь через одну из рек, уже встав на устойчивую поверхность, я наклоняюсь, словно подскальзываясь, и бью фотоаппаратом о камень. Странно, но, надеюсь, я понимаю, что хотели мне сказать духи. Фотоаппарат жив.

Кажется, на Алтае я уже месяц или больше. Хочется ещё глубже, в глушь, и остаться. Навсегда. С такой любовью, уважением и благодарностью к этим местам.
Голубая вода

Алтай. 8

Ох, эта чёртова двойственность.

Человек, к которому тебя с невероятной силой тянет - человек который тебе неприятен.
Человек, которым ты восхищаешься - человек, в котором ты разочарован.
Человек, за которого ты молился каждый день - человек, которого хочется забыть.
Человек, в котором было твоё будущее - человек, с которым не стоило бы больше встречаться.
Человек, который задаёт направление твоей жизни - человек, который её ломает.

Зачем? Не могу понять - зачем?
Где же Ваши мудрость и опытность?
Неужели не ясно: что одному минутное заблуждение, другому - поломанная картина мира.

Я ждала испытаний от Алтая. Но такого...

Было обидно и мучительно так медленно двигаться по направлению к важному. Но оказалось ещё больнее в миг очутиться носом к носу. Когда границы твоего мира так варварски нарушены. И какой бы шаг ты ни сделал, окажешься в проигрыше.

Внутри нарастает ужас. Я не справляюсь.
Рыжая

Алтай. 6, 7

На два дня мы уехали в поход. Два часа тряслись в зилке, потом ещё почти столько же ехали по горам на открытом газ-66. 
Встали лагерем между шестым и седьмым Каракольскими озёрами. Экскурсовод Женя с помощницей Ирой накормили нас обедом, и мы пошли.
Проводник Сава вёл нас через все озёра. Их семь и каждое из них совершенно удивительное. Особого цвета, особой формы. Седьмое - озеро счастья - небольшое заростающее озерко ("счастья много не бывает"). Шестое - озеро тела. Пятое - озеро здоровья - самое большое, откуда лежат все маршруты. Четвёртое - каменно-железное. Третье - озеро сердца - действительно в форме сердца. Второе - озеро разума, питающееся от снежника, который расположен над ним, и такого удивительного зелёно-синего цвета. И первое - озеро души - водопад от которого питает сердце. Шли быстро и сложно. Иногда мне казалось, что на пределе возможностей. Порой Саве приходилось помогать нам и перетягивать нас через особо сложные участки. На привалах он рассказывал легенды и много курил. "Никто из других проводников не понимает, как я вожу группы через озёра всего за два часа".

Меня очень удивил Сава. Парнишка не взрослее 25, с такой любовью и уважением относящийся к Алтаю. С оберегами на шее, ругающий нас за неуважительное отношение к духам, рассказывающий легенды и байки, помогающий перебраться через бурные потоки по хлипким камням, красиво нарезающий арбуз. Я смотрела на него как на что-то из другого мира. Я почти влюблена в хорошем значении этого слова. А ночью он занимался дровами и костром, рассказывал истории и охранял нас.
Вся команда была предельно внимательна и услужлива. Очень круто, когда не нужно думать о том как и когда приготовить обед, где достать дров, кого оставить в лагере и как утащить на себе все вещи.

-------

На второй день мы поднимались на перевал Багатаж.
- Весь маршрут занимает 3,5-4 часа...
- Ну, с Савой-то за два пройдём.

Это мои первые горы, и я осталась в чистейшем восторге.
Я сидела на вершине среди туров и мне было невероятно больно от осознания, каким неуважением к природе, к нашему дому, являются города и всё, что мы вытворяем с окружающим миром. Насколько мы горделивы и самонадеянны.

Возвращались на газе уже до самого дома. И в каждом камне, в каждом изгибе я видела образы и лица. И тут невольно задумаешься, может, действительно у всего, что нас окружает, есть душа. Может, и правда, мы тут не одни.

--------

А вечером мы пытались стирать в общей прачечной. Были все в воде, еле разобрались с полуавтоматическими машинами, да ещё у кого-то в кармане простирался чайный пакетик. Я испортила дождевик, у которого смылась прорезиненная часть и теперь он просто ветровка. Но счастье Алтая так сильно, что даже это не испортило дней, проведённых в горах.